(інтерв’ю для GMK – центр)

Илона Македон

Экс-премьер-министр Украины – об угрожающей ситуации в украинской экономике и промышленности

Промышленная повестка дня не слишком популярна среди украинских чиновников и обычных граждан. Сегодня актуальнее говорить о перспективах украинского ІТ или агросектора, сферы услуг и малого предпринимательства.

Впрочем, существенное падение промпроизводства в прошлом году привлекло внимание к проблематике многих скептиков.

В октябре 2019 года спад промышленного производства в годовом измерении составил 5%, в ноябре – 7,5%, в декабре – 8,3%. 2019 год еще больше углубил проблемы сырьевой структуры отечественной экономики, отметил в разговоре с журналистом GMK Center экс-премьер-министр Украины и председатель Украинского союза промышленников и предпринимателей Анатолий Кинах.

Чем опасна деиндустриализация отечественной экономики, будет ли в Украине восстановлено министерство промышленного развития, какую роль Нацбанк должен играть в экономике страны и какие отрасли промышленности наиболее перспективны для Украины – читайте в интервью.

Анатолий Кириллович, какие причины, по вашему мнению, привели к падению украинской промышленности в прошлом году?

– Во-первых, в Украине, по сути, ликвидирована промышленная политика. В программе действий правительства почти не встретишь таких слов, как «промышленность» или «инновационное индустриальное развитие». До сих пор не принята стратегия промышленного развития страны. Министерство промышленности давно ликвидировано, заместителя премьер-министра по вопросам промышленного развития также нет. Это категорически неприемлемо.

Во-вторых, бизнес фактически лишен доступа к финансовым ресурсам. Банковская система Украины потеряла одну из главных функций – кредитование экономики углубило кризис в промышленности. В 2019-м учетная ставка Нацбанка колебалась от 18% в начале года до 13,5% в конце. Стоимость коммерческих кредитов, между тем, составляла 15% и выше. В таких условиях у предприятия с длительным, технически сложным производством нет возможности кредитоваться для решения своих простых вопросов – модернизации производства, пополнения оборотных средств и т.д.

В-третьих, у нас отсутствуют серьезные целевые программы. В связи с этим на внутреннем рынке наблюдается очень низкий платежеспособный спрос на продукцию базовых отраслей. Например, только 20-25% продукции украинского горно-металлургического комплекса потребляется на внутреннем рынке, остальное отправляется на экспорт. Это очень неустойчивая ситуация.

Насколько серьезным был нынешний спад? Можно ли сказать, что процессы деиндустриализации в Украине активизировались?

– Деиндустриализация в Украине наблюдается уже не первый год подряд. Речь идет о потере целых отраслей экономики, производящих продукцию с высокой добавленной стоимостью. Я бы говорил прежде всего о машиностроении – это ракетно-космический комплекс, авиастроение, судостроение, транспортное машиностроение. Около 72% экспортной продукции Украины сегодня относится к категории сырья – сырье агропромышленного комплекса, горно-металлургического комплекса и некоторые полуфабрикаты.

Соответствующая структура экономики порождает огромные угрозы. Прежде всего потому, что сырьевая экономика не способна создать необходимое количество современных рабочих мест. Нет ни одного примера высокого качества жизни граждан, высокого уровня реальных доходов, заработных плат и, как следствие, высокой платежеспособности в экономиках такого типа.

Наконец, углубление деиндустриализации приводит к потере самого важного, что есть в государстве – человеческого потенциала, трудовых ресурсов. Не менее 8-9 млн украинцев сегодня ищут средства к существованию за рубежом – это не только реакция на низкую заработную плату, но и проявление деградации экономики в целом.

Углубление деиндустриализации, превращение Украины в сырьевой придаток развитых экономик, экспортера дешевой рабочей силы может привести к тому, что на украинской земле, как прогнозирует Всемирный банк и другие международные эксперты, останется не более 15-17 млн жителей. Возникает вопрос: кто будет жить на украинской земле через несколько поколений, если мы не сможем остановить эти угрожающие тенденции?

Довольны ли вы реакцией правительства на нынешние вызовы?

– К сожалению, реакция чиновников пока неадекватна, непрофессиональна и бессистемна. Нам даже не с кем вести системный диалог на эти темы, хотя мы активно предлагаем свой опыт и экспертные заключения. На институциональном уровне ответственных за промышленность нет. Правительство фактически не занимается этим направлением. Мы предлагаем хотя бы в структуре Министерства экономического развития создать должность заместителя министра по вопросам промышленной политики. Даже этого до сих пор нет.

Насколько вероятным является создание министерства промышленности, о чем сейчас активно дискутируют?

– Пока положительной реакции, к сожалению, нет, но продолжается дискуссия. В парламенте у нас есть поддержка, в частности в комитете по вопросам экономической политики. На днях Кабинет Министров создал под руководством премьер-министра Координационный центр по вопросам промышленности, в состав которого вошли представители Минфина, Минекоенерго, Нацбанка, парламентских комитетов, налоговой и таможенной служб, а также УСПП и ряда крупных промышленных ассоциаций и предприятий. Однако об эффективности этого центра говорить пока рано.

Какие шаги, кроме создания министерства промполитики, вы бы предлагали?

– Главное условие – изменение ментальности чиновников и правильная кадровая политика. Принцип экономического патриотизма должен стать одним из главных тестов на дееспособность и эффективность для представителей власти -–как законодательной, так и исполнительной. Также у них должна быть системная институциональная память (принцип преемственности), профессиональный опыт и знания.

У представителя власти должно быть четкое понимание законов экономики, которые действуют независимо от названия государства, а также соответствующие подходы – для отстаивания национальных, в том числе и экономических, интересов государства. Во власти должны быть патриоты украинской экономики.

Ранее вы уже отметили, что банковская система Украины утратила функцию кредитования экономики. Каким, по вашему мнению, должен быть выход из этой ситуации? Какой должна быть роль Нацбанка?

– Я часто привожу пример таких финансовых структур, как Федеральная резервная система США или Европейский центральный банк. Конечно, прежде всего они должны не допускать роста цен. Но еще более важная их задача – создание благоприятных условий для развития экономики, бизнес-климата и рабочих мест. Последняя функция сегодня в Украине, по сути, отсутствует.

К концу 2019 года у нас была учетная ставка НБУ на уровне 13,5% и годовая инфляция – 4,1%. Ни в одной стране мира нет такого разрыва между текущей инфляцией и учетной ставкой центрального банка. Учетная ставка должна быть максимум 6-7%, но никак не 13,5%.

Стоимость кредитных ресурсов в ЕС на сегодня составляет 2-4%. Максимум! Иногда меньше. Стоимость кредитных ресурсов для украинского агрария или машиностроителя составляет 15% и более. Может ли он успешного конкурировать на внешних рынках в таких условиях? Уже один такой фактор делает наших промышленников неконкурентоспособными, а их – масса.

Правительство и Нацбанк должны разработать общую программу действий для создания рыночных условий по доступу бизнеса к ресурсам. Если эта проблема не будет решена, никакие декларации о высоких темпах роста – 40% ВВП за 5 лет – не будут иметь ни одного шанса на реализацию.

При каких условиях может оживиться поток внешних инвестиций в Украину?

– Как показывает практика, иностранные инвесторы готовы адаптироваться к украинским реалиям, в том числе и к нашему налогообложению. Но инвестор никогда не придет в то государство, которое не способно защищать частную собственность по принципу верховенства права и равенства всех перед законом, создавать условия для прозрачной равноправной конкуренции. Эти вопросы сегодня наиболее актуальны.

Чтобы Украина была конкурентоспособной на международной арене, нам необходимо получать, по самым скромным подсчетам, $8-10 млрд прямых иностранных инвестиций ежегодно. Также важно формировать благоприятные условия для национального инвестора – это, возможно, даже важнее, чем привлечение иностранных инвестиций.

Внутренний украинский рынок, как вы отмечали, очень ограничен. Возможно ли расширить внутреннее потребление в Украине и за счет каких мер?

– Это возможно там, где есть платежеспособный спрос и стимулы для производства продукции и услуг. Где нет платежеспособного спроса, не будет ни иностранного инвестора, ни внутреннего. Кто будет вкладывать средства в производство, если на его продукцию нет платежеспособного спроса?

Платежеспособность внутреннего рынка – это стратегически важный фактор для развития производств. Если же динамика роста цен, тарифов и стоимости жизни в целом опережает динамику роста реальных доходов, на выходе всегда будет кризис.

По результатам 2019 года Украина заняла последнее место в Европе по уровню платежеспособности граждан. Нас опередили и Албания, и Молдова, и Беларусь. Это очень серьезный звоночек. Среднестатистическая семья в Украине, по разным данным, направляет на первоочередные нужды – продукты питания, жилищно-коммунальные и транспортные услуги – 60-70% своего семейного бюджета. Это показатель огромного уровня бедности.

Одна из самых обсуждаемых тем в Украине – отмена моратория на продажу сельскохозяйственных земель. Чего вы ожидаете от внедрения рынка земли в государстве?

– Я глубоко убежден в том, что цивилизованный рынок земли в Украине создавать надо! Земля должна быть субъектом рыночных отношений, иметь свою стоимость и вносить свою долю в инвестирование и развитие государства.

Позволю себе напомнить, что Земельный кодекс был принят еще в 2001 году – усилиями возглавляемого мной правительства. С тех пор прошло почти 20 лет, но документ так и не был доведен до логического завершения. Для того чтобы в Украине заработал Земельный кодекс, нужно было дополнительно принять около 35 различных нормативных актов – кадастр, нормы по плодородию и защите плодородия, стоимостные характеристики и тому подобное.

До сегодняшнего дня этот процесс не завершен. Закон о рынке земли, который сегодня так горячо обсуждается, – очень упрощенный документ. Ведется примитивная политизированная дискуссия на тему: ты «за» продажу земли или «против».

Это очень опасная тенденция. Просто отменить мораторий на продажу земель, на имея четкой программы действий, – это однозначно превратить всё в коррупцию и теневые схемы. Должна быть четкая программа перехода от отмены моратория к началу формирования и работы рынка земли.

Какие отрасли промышленности вы считаете наиболее перспективными для Украины?

– С точки зрения потенциала Украина признана всем миром. Но без введения разумных правил игры этот потенциал никогда не заработает.

Среди наиболее перспективных отраслей экономики я бы выделил следующие:

  • По количеству лицензированных программистов и специалистов в области IT Украина входит в первую пятерку стран мира – наряду с Соединенными Штатами, Индией, Россией и Израилем. Это еще раз подтверждает, насколько высокий интеллектуальный потенциал мы имеем.
  • Аграрный сектор. Украинский АПК сегодня имеет очень сильные позиции. Необходимо развивать перерабатывающую отрасль, чтобы продукция украинского АПК имела более высокую добавленную стоимость. Нужно, условно говоря, торговать макаронами, а не пшеницей.
  • Горно-металлургический комплекс. Это традиционная для нас отрасль, в частности с точки зрения сырьевой базы.
  • Высокотехнологичные производства: ракетно-космический комплекс, где у нас есть базис и потенциал, а также авиастроение – Украина входит в 10-12 стран мира, которые способны от чертежа до готового изделия выпускать современную авиационную технику.
  • Транспортное машиностроение и перевозки. Тот же Крюковский вагоностроительный завод производит современную технику, которая не уступает знаменитым Hyundai. Учитывая наше уникальное географическое положение, транспортные услуги и транзит грузов всегда будут перспективным направлением для нас.
  • Строительная отрасль. Украина может очень мощно заниматься экспортом строительных услуг.

В заключение хочу подчеркнуть: главным приоритетом сегодня является формирование современной промышленной политики и создание соответствующей вертикали государственного управления. Именно об этом шла речь на недавнем заседании Антикризисного совета общественных организаций и Правления УСПП, где был презентован документ «Приоритетные мероприятия 2020: промышленный пакет». Он подготовлен на основе экспертных предложений УСПП совместно с партнерами из профильных объединений и ассоциаций промышленников, предпринимателей, работодателей и научных учреждений. Именно там содержится требование доработать Стратегию развития промышленного комплекса и разработать план действий по выполнению этого или другого документа, который сформулирует позицию правительства в отношении промышленной политики, в том числе по внедрению инноваций и принципов «Индустрии 4.0», чтобы осовременить промышленное производство. Думаю, именно это лежит в основе возрождения отечественной промышленности.